0

Секреты таежного вкуса меда

Семья Оксаны Лебедевой занимается пчеловодством уже более 60 лет. Пасеку недалеко от маленького посёлка посреди тайги в Хабаровском крае основал её отец Емельян Дякив. Он посвятил делу почти всю жизнь и признавался лучшим производителем мёда в районе. Все секреты и накопленный опыт он передал детям.

«Лет с десяти отец брал нас на пасеку помогать. Мы крутили медогонку, переносили рамки с мёдом. Всегда страшно было брать в руки рамку, полную жужжащих пчёл, но мы справлялись, все работали для семьи», — рассказывает Оксана.

Детство оставило много тёплых воспоминаний, и одно из самых ярких — это ночь на пасеке, когда в душном летнем воздухе стоит тяжёлый медовый аромат и всюду слышен стрекот насекомых, шуршат светлячки. Повзрослев, Оксана, её брат и сестра пошли каждый своей дорогой, получили экономическое и юридическое образование, стали работать, и в пчеловодстве себя до поры до времени никто не видел. Но ушёл из жизни глава семьи, и стало важным продолжить его дело. Брат, бросив работу и жизнь в городе, уехал в посёлок и занялся пасекой, подключилась и Оксана, а также её супруг — он занимается гостиничным бизнесом и от производства мёда в тот момент был весьма далёк. Вместе они решили развивать дело, не ограничиваться небольшими продажами мёда на ярмарках, а развернуть настоящее производство с устойчивыми объёмами, собственными магазинами и сбытом в крупные торговые сети региона.

Тонны мёда и новый бренд

Десять тонн душистого мёда — максимум, что удаётся получить с пасеки в 170–200 ульев в хороший сезон. Такое производство по западным меркам считается небольшим, но не на Дальнем Востоке, где получением мёда заниматься куда сложнее, чем в других регионах. Здесь короткий медоносный период и очень холодная зима, из-за чего приходится устраивать пчёл на зимовку, а это дополнительные затраты. Кроме того, на Дальнем Востоке мало населения, соответственно, и сбыт мёда идет достаточно трудно.

Это всё энтузиазм пчеловодов не сдерживает, и на ярмарках выходного дня в Хабаровске можно приобрести с десяток разных видов мёда. Такие продажи, как отмечает Оксана, выгодны пчеловодам с небольшими пасеками — можно довольно быстро реализовать свои объёмы. Если же в хозяйстве больше сотни ульев, возникают сложности со сбытом продукции.

«Необходимо было так организовать весь процесс, чтобы прийти к постоянным объёмам для открытия своих магазинов, выстраивания работы с торговыми сетями. Силами одного хозяйства реализовать это непросто. Необходима была кооперация с другими пчеловодами, и постепенно мы стали налаживать контакты с производителями. Работа пошла, ведь это выгодно и для них, поскольку можно реализовать свой продукт и увеличить продажи, и для нас», — пояснила Оксана.

Сейчас компания работает как пчеловодческий кооператив в связке примерно с 30 производителями мёда из разных районов края. До начала сезона они оговаривают нужные объёмы и вид мёда, определяют закупочную цену и в течение сезона получают от пасек продукцию.

Весь мёд тщательно проверяется на качество и при малейшем несоответствии от него отказываются, но такие случаи редки, в основном мёд у пчеловодов хороший, отмечает Оксана. Сейчас вместе с пасечниками кооператив делает новый продукт — мёд в сотах, он более сложный в производстве, но и более ценный, ведь в сотах вместе с пергой, пыльцой, забрусом сохраняется множество полезных веществ. Стоит такой мёд всегда вдвое дороже обычного. Весной пчеловодам раздали сделанные в Сибири специальные шпоновые мини-рамки для ульев, и уже осенью хабаровчане смогут купить местный сотовый мёд.

«Будучи еще в самом начале пути, мы чётко понимали, что хотим не просто продавать мёд в тарах на рынках, а сделать свой узнаваемый продукт, для чего разработали упаковку, этикетку, открыли несколько собственных магазинов. Люди с недоверием сначала относились к такому упакованному мёду — видимо, казалось, что если продукт в красивой баночке в виде соты с наклейкой, то он не местный, может, не такой качественный или вкусный. Но потом привыкли и оценили», — сказала Оксана.

Последний год объёмы производства мёда у кооператива — порядка 100 тонн, в планах на этот сезон собрать около 130 тонн, а в дальнейшем — увеличить ещё в несколько раз.

Амурский бархат и дикая серпуха

Местный продукт по праву может считаться особенным: в регионе мало промышленных производств и полей, где ведётся выращивание сельхозкультур, а значит, используются удобрения и химикаты. Здесь на сотни километров простирается тайга, и мёд, вобравший в себя всё, что дают леса, действительно экологически чистый.

«Мы сохраняем мёд таким, каким его создала природа. В месте, где стоит наша пасека, растёт много липы, есть амурский бархат, верба, черёмуха, иван-чай, леспедеца. Не каждый год, но при подходящих условиях осенью получается падевый мёд. Этот мёд делается из сока, который выделяется из листьев и стебельков, когда уже ничего не цветёт», — рассказала Оксана.

Несколько лет назад семья открыла для себя серпуховый мёд, его уже успели полюбить и покупатели. Для сбора этого мёда почти половину ульев вывозят в район села Полётное. Особое место, где растёт дикая серпуха — известное в том числе седативными и иммуномодулирующими свойствами растение с небольшими розовыми цветами, — подсказали старожилы. Пчёл в улье везут туда почти 70 километров по разбитой лесовозами гравийной дороге, делается это ночью, когда более прохладно и насекомым проще перенести путь.

«Дорога очень тяжёлая, сам процесс трудозатратный, но усилия стоят результата. Получается уникальный цветочный мёд мелкозернистой маслообразной консистенции — успокаивающий, очищающий, безумно вкусный. Часто спрашивают, кремованный, взбитый ли он, но он по своему свойству нектара такой», — рассказывает Оксана.

Пчёлы собирают нектар с серпухи около двух недель, получается в итоге до двух тонн мёда. В этом году для сбора серпухового мёда на выезде сделают специальные ульи — около 50 штук.

И серпуховый, и другие виды мёда, уверена пчеловод, оценят и за пределами Дальнего Востока. Компания рассчитывает и на западные регионы страны, несмотря на то что там много разнообразного цветочного мёда по более низкой цене, а организация поставок значительно поднимает стоимость продукта. Уже сейчас кооператив выходит на новые рынки — в города Сибири, в Якутию, в Москву.

«Важно направлять усилия именно на создание бренда дальневосточного мёда, уникального таёжного экопродукта. Важно, чтобы этому активнее уделяло внимание правительство», — отметила Оксана.

Предприниматели намерены получать новые виды мёда — например, душистый малиновый. Для этого в окрестностях своей пасеки намереваются разбить ягодные питомники. «Таёжная пасека» производит также кремованный мёд с разными добавками — с ягодами, кедровыми орешками, готовит к продаже дикоросы. Часть стоимости оборудования под это производство, которое обошлось примерно в 1,5 млн рублей, удалось возместить, участвуя в краевых программах поддержки кооперативов. В ближайший год планируется запустить четыре новых продукта.

Дорога на Китай

Продвигать местный мёд хабаровские пчеловоды пытаются и на зарубежных рынках, и в этом значительно помогают краевые власти. Продукцию возят на разные выставки в Китае, помогают в проведении переговоров. Как рассказали в Центре поддержки и развития экспорта Хабаровского края, в этом году на деньги, выделяемые по нацпроекту «Международная кооперация и экспорт», компания смогла принять участие в российско-китайском ЭКСПО в Харбине и затем на выставке в Вэйхае.

«Здесь важно трезво оценивать свои возможности. Когда впервые мы ехали на такую выставку, пребывали просто в розовых очках. Нам казалось, что сейчас мы заключим договоры и будем счастливые поставлять мёд. На деле всё оказалось, конечно же, не так просто. Китайцы не воспринимают нашу упаковку, в зависимости от провинции предпочтения отдают то одному, то другому виду мёда. Одним нравится только белый мёд, другим — только прозрачный жидкой консистенции», — говорит Оксана.

Компания много раз обжигалась в Китае: заключала договоры с нечестными предпринимателями, но попыток зайти на зарубежный рынок не оставила.

«Рынок Китая необъятен и готов потребить любые объёмы, лишь бы мы могли их произвести. Мы пока маленькими шажками продвигаемся в этом направлении», — рассказывает Оксана. Компания зарегистрировала торговую марку, вошла в реестр поставщиков Китая, наняла представителя за рубежом и уже сейчас готовится к поставке первой партии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *