0

Бакфаст — пчела раздора

Украина в последнее время устанавливает рекорды по экспорту меда и прочно закрепилась среди мировых лидеров по производству меда, маток и пакетов пчел. В 2017 году мы экспортировали почти 70 тыс. т меда, превысив прошлогодний показатель на 18,9%. Однако на фоне такого подъема назревает серьезный конфликт между украинскими пчеловодами, вызванный экспансией бакфастов, итальянок и других пчел на украинской пасеке, которое продолжается последние 10-15 лет. Сегодня тысячи пчеловодов содержат пчел Бакфаст и десятки присоединились к селекции. К тому же, 14 февраля 2018 года создан Украинский союз пчеловодов «Бакфаст».

Их противники считают, что всем достижениям в медовой отрасли мы обязаны нашим, украинским пчелам, а Бакфаст грозит им непредсказуемой метизацией и получением агрессивного характера, а украинскому пчеловодству — потерей позиций на мировом рынке. Сторонники же указывают, что никаких опытов, подтверждающих слова их оппонентов, не было проведено. Также напоминают, что сегодня центр разведения Бакфаст находится в Германии, где уровень селекции пчел один из самых высоких в мире.

Так на самом ли деле для украинских пчел существует риск раствориться в «крови» чужестранок? Или дело в конкуренции? Или же правы оба лагеря и просто следуйте природному районированию пчел?

Лагерь противников: Бакфаст — напасть, которой надо избавиться

Кандидат биологических наук, известный в Украине матковод карпатской породы Василий Антонович Гайдар считает, что украинским пчелам в последние десятилетия грозит непредсказуемая метизация и виновными в этом, по мнению ученого, является именно бакфастские пчелы.

В частности, он приводит пример ряда публикаций в журнале «Бджолярський круг» о бакфастських пчелах под названием «Бомба пчеловодства Украины» с комментарием относительно прогноза их разведения.

«Ознакомившись с ними и тем, что я лично видел, я понимаю, что мы снова наступаем на те же грабли. Однако на этот раз они бьют по пчеловодству Украины значительно чувствительнее, чем кавказские пчелы. Бакфаст — это сборная «солянка», и последствия их разведения никто не берется прогнозировать», — предупреждает Василий Гайдар.

Чтобы понять обеспокоенность ученого, сделаем небольшой экскурс в историю украинского пчеловодства за последние 60-80 лет. Василий Гайдар в пчеловодстве с 1959 года, и трагическим периодом в пчеловодстве он считает распространение кавказских пчел на большинстве пасек Украины и других республик Советского Союза, которое началось в середине прошлого века.

Почти все пчелорасплодники Украины в 60-е годы прошлого века специализировались на разведении кавказских пчел. Последствия были не утешительными: даже в 1989 году семьи пчел общественных пасек Бучацкого и Монастырского района Тернопольской области были нарушены и имели жалкую силу. Анализ их породного состава показал преимущество крови кавказских пчел.

Для подтверждения своей теории Василий Гайдар приводит в пример опыт разведения бакфастских пчел украинскими пчеловодами. В частности, Александра Майорова из Лисичанска. В 2014 году он приобрел бакфастских маток, поселил в отводки и развил их до семей с добавлением рамок с расплодом. Матки сеяли хорошо — от бруска до бруска, семьи принесли меда больше всех.

«Спокойные, весеннее развитие немного хуже, чем у моих беспородных, но кавказцев догоняют, зимуют на улице неплохо, и я решил поменять свою породу на этих рыженьких. В следующем году я заменил всех маток на бакфастских. Выводил маток от купленных и все было нормально. Пару семей оказались злыми, но это у меня было и с моими, все более-менее спокойны, а пару семей злые», — рассказывает Александр Майоров.

Однако, уже 2016 год принес пчеловоду много сюрпризов. Большинство семей стали очень злыми, меда начали приносить меньше и развивались не так хорошо.

«Обычно я пытался выводить маток от лучших семей, а здесь я растерялся, выводить не от кого. Сосед мой через три двора начал говорить, что у него пчелы стали в 2016 году злее. Он маток меняет каждый год, вот я и думаю, не от моих ли рыженьких у него злоба? В 2017 году взял 10 беспородных пчелосемей и пытаюсь возродить пасеку с нормальными пчелами, пока сосед не догадался, что я его пчелам кровь испортил. Вот так я модных пчел разводил», — делится опытом пасечник.

Александр Комиссар в «Бджолярском круге» излагает свою точку зрения об опасности традиционному пчеловодству Украины.

«Какая-то массовая «болезнь» инфицировала пасечников Украины, все начали думать, как завести бакфастских пчел. Болезнь неизлечима, поскольку несколько моих друзей из Сумской области упорно хотят их разводить и уже приобрели маток из Германии, несмотря на мои попытки их от этого отговорить. Можно только этой болезнью переболеть, потому лечить ее невозможно, но с последствиями, по моему мнению, придется бороться очень долго. Обратите внимание на фразу в отчете Семенюка в научном докладе со Стамбульского конгресса (Международный конгресс пчеловодства — Апимондия 2017): Бакфаст легко завести, но негативные последствия этого очень трудно вывести», — пишет он.

Пасечник Юрий Овдиенко считает, что не только агрессивность Бакфаста грозит украинским пчелам.

«Согласно опытами ученых из США, которые изучали распространение вирусов пчел, в Украине есть такие места, где пчелы вообще не имеют вирусов. Однако некоторые «деятели», вместе с Бакфаст и другими импортными пчелами завозят в Украину и болезни, что, конечно, не может не сказаться на украинском пчеловодстве», — рассказывает он на своем канале YouTube.

Пчеловод Михаил Клок, который с начала разведения пасеки был в восторге от бакфастских пчел, с течением времени изменил свое мнение о них.

«Следует хладнокровно признать, что нынешний Бакфаст, особенно в Украине, это своего рода пчелиная солянка. К сожалению, она совсем далека от пчел, выведенных путем сложной и целенаправленной гибридизации братом Адамом в графстве Бакфаст. Совершенно очевидно, что за все время стабилизация породы однозначно не состоялась, стандарта не выработано. Скорее наоборот, в формировании данной породы мы существенно отдалились от достижений брата Адама. Складывается такое впечатление, что Бакфаст — это перспективный, но не выношенный ребенок хороших родителей, для надлежащего становление которого необходимо приложить еще немало усилий», — пишет пасечник.

По мнению Василия Гайдара, окончательное влияние бакфастских пчел еще никому не известно и может быть чрезвычайно вредным для отечественного пчеловодства. Он считает массовое распространение бакфастских пчел на пасеках Украины сознательной диверсией, бомбой против пчел, за которую должна быть ответственность по закону. Ведь никто и никогда не может спрогнозировать генетическое влияние бесконтрольного разведения сложного гибрида, а не породы.»

«Ситуация с распространением пчел Бакфаст — бездумная, потому что напоминает стадо овец и коз, которые идут в пропасть с вожаком. Не хочу, чтобы пчеловодство нашей страны потеряло местных пчел, то есть пошли в пропасть. Надеюсь, что молодые, способные и энергичные «вожаки» распространения пчел-чужестранок направят свою энергию на сохранение и совершенствование местных пчел Украины, потому что они стоят того», — предостерегает Василий Гайдар.

Его точку зрения поддерживает и научный редактор «Бджолярского круга» Александр Комиссар, который собрал ряд материалов по разведению бакфастских пчел на пасеках Украины и отмечает, что бакфастские пчелы создают проблемы для отдельных пчеловодов и для пчеловодства в целом.

«Бакфаст уничтожает аборигенных пчел, а именно с ними мы получили 60 тыс. т меда в 2016 году. Хотите меньше? По моему мнению, использование Бакфаста поможет! Хотя в определенный период времени отдельные пчеловоды получат повышенные медосборы, боюсь, что ценой уменьшения урожая меда у рядовых пчеловодов, которым бакфастские трутни просто ухудшат породу», — пишет Александр Комиссар.

Лагерь сторонников: не там ищете виновных

Регион украинской степной пчелы — это регион медовый, здесь пчеловоды занимаются медовой продукцией, а не разведением пчел, потому что на меде можно заработать гораздо больше. А в Закарпатском и Прикарпатья регионах наоборот. Закарпатье вообще не способно себя обеспечить медом — эффективность медового производства там очень мала. В Прикарпатье ситуация немного лучше, однако все же гораздо хуже, чем в центральной Украине, не говоря о Востоке и Юге. Поэтому здесь много людей переходят на пакетное производство маток и на этом зарабатывают.

В результате — имеем «перекачанные мышцы» производства карпатки и незначительное производство украинской степной. Это приводит к перенасыщению рынка матками именно карпатской пчелы. К 2014 году, когда границы с Россией были открыты, туда «гнали» грузовиками тысячи пакетов с матками.

«На сегодняшний день этот канал практически перекрыт. В Казахстан пакеты тоже шли через Россию. Некоторые более активные матководы Закарпатья сейчас продают маток в Румынию и Италию, то есть осваивают новые рынки. В Украине тоже хотят продавать, а тут появились Карника, Бакфаст и другие. Они занимают рынок. Поскольку эти пчелы имеют довольно неплохие показатели по миролюбию, роению и производительности, то создают серьезную конкуренцию для наших местных пчел», — рассказывает оператор искусственного осеменения маток Артем Майстерчук.

По его мнению, трутень Бакфаст в первом поколении не может привести к агрессии при облете маток местной пчелы или любой другой породы. Более того, он предлагает провести опыт, чтобы доказать свою правоту.

«Опыт заключается в том, чтобы взять бесплодных маток с той местности, где вообще происходит ухудшение миролюбия. Разделить их на две группы. Одну группу облететь естественным облетом, где происходит ухудшение миролюбия, а вторую искусственно оплодотворить трутнями Бакфаст и передать этих маток третьему лицу, который не будет знать где какие пчелы. А в конце сезона этот человек нам сделает оценку, какая семья миролюбивая, а какая агрессивная», — предлагает Артем Майстерчук.

Сторонники Бакфаст отмечают, что если говорить о расщеплении признаков породы, то есть пустить на самотек бакфастских пчел, конечно, полезные признаки со временем исчезнут, так же произойдет с любой другой породой, даже если популяция пчел будет закрыта. Нечто подобное случилось со свиньями в Америке, никто туда не завозил диких кабанов, они появились от домашних животных.

«У любой породы, будь-то пчел или любых других животных, должен проводиться постоянный отбор по нужным характеристикам. Сегодня пчеловодов, которые держат пчел Бакфаст, травят люди, которые испытывают серьезную конкуренцию, а сами в лучшем случае ведут селекцию на уровне 30-х годов», — считает пчеловод и матковод с Харьковщины Михаил Мироненко.

Более того, Артем Майстерчук приводит научные труды профессора Рутнера, который дает карту Европы с зонами распространения аборигенных популяций пчел. В Украине, согласно этой карте, Карника (карпатская пчела) — это Закарпатье, полесская пчела — это Север Украины, Львовская область и Полесье, а все остальные территории — это территории македоникы (украинская степная).

«Македоника — это один подвид. А Карника, популяцией которой является карпатская пчела, — это совсем другой подвид медоносной пчелы. В результате эти два подвида пчелы создают помесь. Это означает, что значительная территория Украины массово метизуеться уже более 30 лет именно Карпаткой», — доказывает свое мнение Артем Майстерчук.

По его мнению, дело не в Бакфасте, а в перераспределении рынка, который после потери восточных клиентов перенасыщен и болезненно реагирует на конкуренцию.

«Я считаю, что именно Василий Антонович Гайдар является человеком, который уничтожил украинскую степную пчелу в пределах нашего государства. Речь идет о банальном перераспределении рынка. Территория Украины, по сравнению с нашими восточными соседями, небольшая, рынок тоже. Поэтому закрытие границ для продавцов карпатских маток привело к уменьшению продаж», — рассказывает Артем Майстерчук.

Так кто же диверсант?

Основной проблемой нашей местной пчелы является отсутствие такой постоянной селекционной работы, как, например, с Карникой. В результате это привело к тому, что наша пчела отстает по определенным показателям и менее востребована пчеловодами. Для того, чтобы украинская степная пчела была конкурентоспособной и о Бакфасте забыли, нужно довести ее до того же уровня по миролюбию и роению, а гигиена, по словам Артема Майстерчука, у украинской степной пчелы и так лучше, чем у Бакфаста, что делает ее более стойкой.

Как известно, в споре рождается истина. Остается надеяться, что в результате данного спора выигрывают не интересы отдельных заинтересованных людей, а общее благосостояние украинского пчеловодства, и истина не утонет в сладком патоке дезинформации и жажды наживы. Если в Украине будут проводить селекционную работу с нашими пчелами и интенсивно будет работать институт пчеловодства, то результаты будут не хуже, чем у Бакфаста. Тогда вопрос импортных пчел вообще не будет стоять перед украинскими пчеловодами.

 © Юлия Рондяк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *