Пчеловод о пользе меда, пасеке и причинах гибели пчел в России

Пчеловод о пользе меда, пасеке и причинах гибели пчел в России

В поселке Поздняково подмосковного Красногорска, неподалеку от Петровского рынка и коттеджных поселков, расположено фермерское хозяйство «Нектар», специализирующееся на пчеловодстве. Руководит им Татьяна Ивановна Аниськова. Она рассказала «РИАМО в Красногорске», чем полезен прополис, зачем ульи увозят с насиженных мест и почему в России случился массовый мор пчел.

Переезд в Красногорск

Татьяна родилась и выросла в Белоруссии, в небольшом городке в Могилевской области. В 1963 году 14-летняя девушка познакомилась там со своим будущим мужем Петром. Вскоре он поступил в Вильнюсское военное училище. Пять лет молодые люди дружили, переписывались. Когда Татьяне было 19 лет, они поженились.

Семья Аниськовых уехала на Балхаш – живописное озеро в Казахстане, где служил Петр. Потом, будучи женой военнослужащего, Татьяна на личном опыте изучила географию военных городков бывшего Советского Союза.

Наконец семья Аниськовых попала в Красногорск – Петра направили в расположенную здесь часть ПВО. Сначала снимали жилье, а затем, в 1981 году, супруги получили квартиру в военном городке Павшино. Их сыну тогда уже исполнилось 11 лет.

Татьяна большую часть времени трудилась на партийной работе, 25 лет была членом компартии. Работала в Ильинском сельсовете.

«Муж часто говорил: «Мне бы клочок земли, я бы занялся пчелами!». У него дедушка был пчеловодом», – вспоминает Аниськова. После 30 лет службы в звании полковника Петр Аниськов ушел в отставку. Татьяна также была вынуждена сменить место работы. Супруги устроились в колхоз «Ленинский луч», туда же после техникума пошел работать их сын.

Татьяна стала начальником домоуправления. К этому времени семья уже приобрела дом неподалеку, в деревне Поздняково.

Став землевладельцем, глава семьи пошел на курсы пчеловодства, которые окончил с отличием. В «Ленинском луче» в те годы была большая пасека – около 700 ульев. Петр Сергеевич с радостью занялся делом, о котором мечтал долгие годы.

Из колхозников в фермеры

Когда грянула перестройка, колхоз стал разваливаться. В 1993 году 103 человека из полутора тысяч колхозников решили попробовать себя в роли фермеров, им выделили по участку колхозной земли. Каждому члену семьи Аниськовых досталось чуть больше гектара. Правда, оформление документов заняло около трех лет – район неохотно отдавал угодья.

«Сразу после курсов пчеловодства муж завел в Позднякове три семьи пчел, но соседи жаловались, что они летают, жалят. И мы поставили ульи на полученном от колхоза участке. Чтобы их не разграбили, ночевали по очереди в построенном здесь же небольшом доме. Тогда там не было ни света, ни газа, ни воды… Еще засадили участок картошкой. А вот техники у нас не было», – вспоминает Татьяна Аниськова.

Один из соседей на паи взял трактор, обрабатывал землю бывшим колхозникам. Копать картошку приглашали местных, расплачивались урожаем.

Петр Аниськов при этом не бросал свое увлечение: из трех семей пчел он довел «поголовье» до двадцати, а позже и до сотни.

«Муж установил в подвале дома пилораму, пилил, строгал доски, сам делал ульи и вносил изменения в их конструкцию. Приобрели грузовую машину, и сын на ней по деревням ездил – собирал бутылки: принимал по рублю – сдавал по два. Брали поросят и доращивали, а потом я на Кунцевском рынке мясо продавала. Вот с чего мы начинали, чтобы был какой-то начальный капитал. На пчелах далеко не уедешь – только на жизнь можно заработать. А на то, чтобы строиться, уже не получится», – делится Аниськова.

Кроме того, фермеры держали корову, телят. Фермерское хозяйство обустраивали потихоньку – поставили забор, провели электричество, а позже и газ.

Пчелы-путешественницы

Каждое лето фермеры вывозят свои ульи в Тульскую область – благодаря этому повышается урожайность. В свое время у колхоза «Ленинский луч» там была земля. Петр Аниськов тоже ездил туда с колхозными ульями. Купил там небольшой домик и позже стал вывозить в те места собственных пчел. Там много полей, которые засеивают гречихой и рапсом, – пчелам раздолье!

Во времена колхозов там была крепкая деревня с собственной птицефабрикой, но сейчас она опустела. Единственные ее обитатели – пчеловоды. Из пяти семей четыре – из Москвы и Подмосковья, приезжают только на время «выпаса» пчел.

Несмотря на это, пасеки постоянно проверяет специальная комиссия. Обращают внимание не только на состояние полосатых тружениц, но и на то, окошена ли трава, покрашены и правильно ли установлены ульи и так далее.

«Проверяют очень тщательно на заболеваемость, потому что Тула считается пчеловодческим регионом», – поясняет Аниськова.

И добавляет: пчеловодство – это не только поставить улей возле поля. Пчелы требуют ухода и внимания.

Пчеловодство – это не только поставить улей возле поля. Пчелы требуют ухода и внимания. «Осенью и весной я обязательно прокармливаю пчел лекарством. Осенью даю им сироп, чтобы они сделали запас на зиму. Обрабатываю ульи от клеща», – подчеркивает Аниськова.

Конца света не будет

Как и все пчеловоды, Татьяна Аниськова остро переживала ситуацию с массовой гибелью пчел в нескольких регионах России летом 2019 года.

«Видела по телевизору, что пчелы гибнут, как даже мужчины плачут из-за мертвых ульев… Я их прекрасно понимаю. Не знаю, что бы делала, если бы, не дай бог, у меня такое произошло. А ведь я не фанатка пчеловодства – занимаюсь в память о муже, да и жалко уже все это бросать», – делится Аниськова.

В связи с массовой гибелью пчел в желтой прессе уже традиционно заговорили о том, что это якобы знак близкого апокалипсиса.

«А что говорят о грядущем конце света – так ведь это не по всему миру, а только в пяти областях России. Мед много где есть: в Башкирии, в Китае и других странах. Пчелы же не поголовно по всему миру погибли. Думаю, виноваты наши бесхозяйственность и безалаберность», – полагает Аниськова.

И поделилась своей теорией по поводу гибели пчел.

«В последнее время популярно сажать рапс. Из него производят масло и, говорят, какую-то необыкновенную солярку, которая пользуется большим спросом. Но растение не любит сорняков, от них ухудшается урожай. Для борьбы с сорными травами выпустили какую-то особую химию. Этой химией обрабатывают поля. Пчела, когда летит на цветок, захватывает и эту химию. И гибнет. У людей так по 300 ульев погибли. Это же дело всей жизни», – говорит Татьяна Ивановна.

Семейное дело

Ферма «Нектар», выросшая из увлечения главы семьи Аниськовых, стала настоящим семейным делом. Но в 2009 году Татьяна внезапно овдовела: Петр Сергеевич скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг. От горя женщина на два года буквально выпала из жизни. Ферму взял на себя сын, вести бухгалтерию помогала его жена.

«Встряхнулась» Татьяна после поездки в Китай, которую для 15 местных фермеров организовала администрация муниципалитета для обмена опытом. Затем ее стали приглашать на все районные массовые мероприятия, где она могла демонстрировать свою продукцию.

Сейчас Татьяна – глава фермерского хозяйства. Летом ей помогает вся семья, как бы все ни были заняты. Младший внук июнь и июль проводит с бабушкой в Тульской области. Его тоже очень интересуют пчелы.

«В Красногорске откачали майский мед, чтобы облегчить ульи, и увезли их в Тульскую область. Потом идет июньский мед – липа, донник. В начале июля идут гречиха с расторопшей. В конце июля откачали разнотравье. К середине августа откачали остатки и вывезли ульи обратно в Красногорск», – перечисляет фермер.

Сейчас на ферме 50 ульев. Они дают около полутора тонн меда в сезон. Цифра впечатляющая!

Татьяна Ивановна уже несколько лет продает мед по одной цене, не повышая ее, – 500 рублей за килограмм. В трехлитровую банку входит 4,5 килограмма меда.

Природная аптека

В магазинчике, который построили прямо на ферме, Татьяна Аниськова продает не только мед, но и другие продукты пчеловодства. Например, здесь можно приобрести настойку прополиса.

«Пчела вырабатывает прополис, чтобы обезопасить себя от инфекций», – говорит фермер. Это довольно дорогой продукт: от 50 семей получается всего литровая банка. На ферме «Нектар» спиртовую настойку прополиса можно купить за 1 тысячу рублей. Но зато, как уверяет пчеловод, она помогает от множества болезней, в том числе при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. А холстики, пропитанные прополисом, помогают при болях в суставах, спине.

По словам Аниськовой, пчеловодство – безотходное производство. Пчелиный воск пользуется спросом у производителей свечей. Берут его и женщины – для депиляции и других косметических процедур.

В ход идет даже помор – умершие после зимы пчелы. Нужно только убедиться, что они были здоровы, – у пчеловода должны быть подтверждающие это документы. Спиртовой настой из помора хорош для растирания при суставных болях.

«Раньше, когда мы служили в Харькове и на Балхаше, у меня часто болело горло. С того времени, как муж начал заниматься пчелами, я забыла, что такое простуда. Так что пчелы – это настоящая природная аптека!» – заключает Татьяна Ивановна.

Похожие статьи:
Как неудавшийся пчеловод запустил всероссийский агрегатор меда
Чтобы обучиться искусству добычи меда, Евгений Терешев объездил пол-России. Но запуск собственной пасеки провалился — пчелы погибли из-за сурового петербургского лета. Тогда Терешев стал скупать мед из разных уголков страны и перепродавать небольшим магазинам. Сегодня выручка его проекта превышает 15 млн рублей в год, а среди заказчиков &mdas...
00:47
Пчелиное хозяйство И. Меркулова сегодня насчитывает около сотни ульев
Сотня окошек в его большом передвижном вагончике. Это и офис пчеловода, и дом, правда, с минимумом удобств.
23:53
"Сладкое дело" пчеловода из Цхинвала
В рамках проекта "Удивительные люди Осетии" Sputnik расскажет о пчеловоде-любителе Олеге Бязрове, который живет в столице республики и очень любит мед из разнотравья.
00:00
20:20
111
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Рекомендуем товары из интернет-магазина

Нуклеус на 6 р. Рута (230 мм) пенополистироловый
Используется на пасеке для вывода маток на полную рамку, производства отводков, поимке роёв, зимовке маток, зимовке небольших семей, транспортировке отводков и т.д. Улей делится перегородкой на два маткоместа, имеет два летка в разные стороны.
Нуклеус на 4 отделения, с рамками
Нуклеус для вывода пчелиных маток на 4 семьи. В каждом отделении - 3 мини-рамки + рамка-кормушка для корма. Для каждого отделения предусмотрен отдельный леток.
Нуклеус деревянный на 1 семью
Нуклеус - небольшой улей для выведения, содержания матки и небольшого количества пчел. Поскольку осеменять маток в условиях большой пчелиной семьи невыгодно, для расширения пасеки формируют нуклеусные улья, где получают новых маток и хранят запасных.
Рогатый улей (улей Паливоды) на 6 корпусов
Материал - сосна. Толщина доски - 22 мм. Состав улья: - Глухое дно с деревянным летковым заградителем. - Корпус на 8 магазинных рамок (145 мм) - 6 шт. - Крыша (без металла).
Улей на 10 рамок Рута, проваренный, с фальцами (липа)
Улей с 4 корпусами на 10 рамок Рута. Изготовлен из липы высшего сорта. Толщина доски - 30 мм. Фальцевый. Дно улья сетчатое (гигиеническое).
Улей на 10 рамок Дадан, проваренный, с фальцами (липа)
Улей с корпусами на 10 рамок Дадан, из липы. Поставляется в собранном виде. Изготовлен из липы высшего сорта. Толщина доски - 30 мм.
Дно глухое для ульев на 10 рамок, проваренное, из липы
Дно глухое для фальцевых корпусов, рассчитаных на 10 рамок. В передней части прорезан леток. Проварено в парафине. Пропитка защищает древесину от возникновения «синевы», гниения, поражения вредителями, придает грязе- и водоотталкивающие свойства.
Днище гигиеническое Дадан, окрашенное W1022000
Дно высокое гигиеническое, на 10 рамочный улей Дадан. Выше стандартного дна на несколько сантиметров. Посередине дно имеет большой проем закрытый сверху противоварроатозной металлической решеткой.
Вощина под рамку Дадан 1 кг (12-13 листов)
Цена за 1 кг вощины. В 1 кг вощины - 12-13 листов. Вощина под рамку Дадана-Блатта имеет размер 410*260 мм. Ячейки - полумаксимум. Изготовлена из натурального стерилизованного воска, без добавок.