Как создать и продвигать собственный бренд меда - пример «Медовых братьев»

Как создать и продвигать собственный бренд меда - пример «Медовых братьев»

История Дмитрия Кушнира, барабанщика группы «Гайдамаки» и соучредителя бренда «Медовые братья», может быть примером для подражания тем, кто только делает первые шаги в аграрном бизнесе. Как от идеи вырасти до создания собственной торговой марки и ее франчайзинга, как превратить нишевое направление в прибыльный бизнес и как с помощью аграрного бизнеса развивать туризм и социальную сферу - об этом рассказывает Дмитрий Кушнир во время вебинара «Пчеловодство. Основание медового бренда ТМ "Медовые братья", организованного Украинским проектом бизнес-развития плодоовощеводства (UHBDP), финансируемого Министерством международных дел Канады, финансируется и реализуется меннонитской Ассоциацией Экономического Развития (MEDA).

Как появились «Медовые братья»

Я не пчеловодом. Я хочу, чтобы это было четко сказано, потому что меня представили как пчеловода, но я на самом деле не являюсь пчеловодом, пчеловодом является мой брат. Я в медовой теме тоже, конечно, но расскажу как. Кроме «Медовоых братьев», нужно сказать, что я 10 лет работал во французском посольстве в Киеве, уже 6 лет занимаюсь собственным бизнесом по предоставлению услуг. Мы помогаем украинским компаниям выходить на экспортные рынки, поддерживаем украинское предпринимательство, а сейчас запускаем новый маркетинговый отдел, который будет помогать украинским молодым компаниям создавать свою собственную идентичность, идентичность бренда, философию бренда.

То есть мы сталкиваемся с тем, что есть много продукции в Украине, очень хороших продуктов, но очень часто производители не знают, как их правильно презентовать. Ранее мы имели собственную компанию ImexBuro и помогали иностранным производителям, в основном - французским. После революции 2014 года мы решили переформатировать нашу деятельность для того, чтобы помочь украинским компаниям выходить на рынок Франции. И очень быстро мед стал востребованным французскими клиентами продуктом, а также мы получали много запросов от украинских компаний, крупных компаний-экспортеров, которые хотели выходить на рынок Франции с медом. То есть я начал заниматься медом с 2014-го года.

Но наша компания не является консалтинговой, она является компанией по управлению импортно-экспортными проектами. То есть если производитель хочет экспортировать, но не имеет в своем штате человека или отдела, который мог бы это делать - мы берем на себя эту задачу и работаем с ним. Потому что можно производить, но экспортировать - это совсем другая работа. Там есть своя специфика и нужно разбираться в этом, знать менталитет клиентов, с которыми вы работаете

В 2014 году мы начали заниматься медом. «Медовые братья» - это на самом деле три брата. Многие не верят, но мы действительно являемся братьями, правда, двоюродными. Мой средний брат Юрий является пчеловодом уже, наверное, лет 8. Живет в Первомайске Николаевской области. И, собственно, в Первомайском районе наша первая пасека и стояла, и до сих пор там стоит. В 2016 года младший брат сказал: «Ребята, вы занимаетесь медом, есть желание заниматься этой темой, есть какие-то знания, наработки с одной стороны и с другой стороны - есть пасека, давайте сделаем что-то общее, интересное, семейный бизнес, маленький семейный стартап». Это был апрель 2016 года, и тогда мы решили создать такой семейный бренд.

То есть до этого пасека работала просто: ели родственники, ели друзья, и сдавали все остальное заготовителям, оптовикам. Решили создать собственный бренд для того, чтобы интереснее было работать. Я еще не сказал, что очень важная составляющая - мой брат Юрий, который является пчеловодом, он был мобилизован. Более года он отслужил под Мариуполем, вернулся со статусом участника боевых действий. Возможно, у вас или у ваших близких есть такой опыт - после того как человек возвращается, не скажу, что он был очень долго на войне, но все-таки немного был, меняется немножко мировоззрение, меняются ценности. И тогда встал как раз этот вопрос: что делать дальше, как работать, и возникла идея создания семейного бренда.

Медовая философия бренда

Первый урожай, который мы расфасовали в баночки, это было, может, 100 или 200 кг урожая предыдущего года. Мы сами работали полностью. Мы создали дизайн, продумали, как должна выглядеть этикетка, начали общаться на эту тему с друзьями, с родственниками, показывать им, рассказывать, что у нас такая идея. И был очень-очень положительный фидбэк от всех, все сказали: «Это круто, давайте продолжать». И мы продолжили.

И с лета 2016-го года мы уже начали работать серьезно. Первомайская пасека - это с. Усадебное. Там находилась эта историческая пасека. Мы быстро пришли к пониманию того, что мало продавать мед. Сейчас в Украине мед продается все знают как: на базаре, на тротуаре, просто между людьми... Но как покупают люди, живущие в больших городах?

Например, я живу в Киеве, если я хочу купить мед, не имею друзей или родственников, которые его делают, мне приходится идти на рынок или в супермаркет, или где-то в интернете искать, или еще что. И я не знаю, что это за мед, потому что это такой продукт, о котором люди знают очень мало. Многие производители пользуются этим незнанием для того, чтобы под видом меда продавать что угодно.

Итак, первая задача, которую мы перед собой поставили - это мед бескомпромиссного качества. То есть мы не кормим пчел сахаром и не используем антибиотики. Да, это тяжело, это влечет за собой какие-то потери. Но мы это делаем и гарантируем потребителю максимальное качество, которое может быть. Мед не перегревается, и меда между собой не смешиваются. Итак, производство у нас экстенсивное, мы не бежим за большими объемами, а стремимся к качеству, только к качеству. Объемы - это тоже, но объемы наращиваются постепенно, мы не хотим спешить в этом плане.

Мы очень быстро разработали собственную медовую философию, она пришла сама собой. Мы специально не планировали, чтобы нам такое придумать, чего нет у всех. История трех братьев лежала просто на поверхности, и мы ее использовали.

Я не зря упоминал в начале презентации о своих связях с Францией. Я очень хорошо знаю Францию, французов, с ними работаю, знаю их менталитет, знаю их культуру, в частности гастрономическую. И во Франции есть такое специфическое отношение к еде как продукту определенной местности. Есть много продуктов, которые производятся в определенных местностях, отражают характер или традиции, привычки или ноу-хау местного производителя. Сыр Рокфор, сыр Канталь, напиток кальвадос, тот же коньяк, шампаньське - это все региональная продукция прежде всего, а потом они стали такими всемирно известными.

И мы приняли эту идею. Я к ней также пришел из-за того, что в Украине сейчас, когда мы пробуем мед или покупаем мед, то у нас классификация меда обстоит так: акация, липа, подсолнечник, рапс, гречиха, разнотравье. Все! Точка. Никто ничего о меде не рассказывает. Когда я взял банку меда из Николаева и банку меда из Подолья - это были два меда, которые предлагались на рынке покупателю, как просто разнотравье. Они были совершенно разные, это было такое открытие, что эти меда совершенно разные. Итак, мы пришли к пониманию того, что даже разнотравье или подсолнечник - это очень разные продукты. К тому же, бывает, потом анализы показывают, что там есть не только подсолнечник и, может, даже больше чего-то другого, чем подсолнечник, и мы об этом еще поговорим.

Теруарный мед

Итак, местность, где производится мед, имеет значение. Есть три местности, в которых мы содержим пасеки: во-первых - это Николаевщина, во-вторых - Черкасская область, в-третьих - граница Хмельницкой и Тернопольской областей, Подолье.

Наша историческая пасека - это Николаевщина. Она находится в с. Усадебное. Но сейчас у нас еще есть пасека в Мигии, вот вам и Мигийские пороги. Пасека прямо на границе парка Гранитное степное Побужье, следовательно, специфический терруар. Мы приняли это французское слово, которое используется также для производства вина. Местность производства. На Николаевщине у нас будет в этом году по 50 семей.

Две другие пасеки, Черкасская и Хмельницкая области, - это уже такое продолжение нашего развития, которое началось в 2017 году. Они не являются нашей юридической собственностью, но это члены нашего бренда, молодые пасечники, которые работают с нами и которые разделяют нашу философию относительно качества. У нас с ними есть договоренности и мы вместе развиваемся.

Сначала мы искали местности, терруар. У нас терруар шикарный - очень много дикой эндемичной растительности на Николаевщине. Холодный Яр - это такая же местность на Черкащине. Холодный Яр - это уникальное место на Черкащине, где родина Богдана Хмельницкого, Максима Зализняка. Я просто взял карту Украины, посмотрел какие села есть в пределах Холодного Яра, нашел село, нашел телефон сельского совета, позвонил в сельсовет и попросил контакты какого-то пасечника. Мне дали контакт пасечника, я позвонил, все рассказал. Сергей послушал, сказал, что ему интересно. Я сел в машину, поехал к нему, пообщались, ударили по рукам и начали работать.

Точно такая же история на Подолье. Я сам родом из Городокского района, из г. Городок. Хмельницкой области. Я уже давно там не живу, но там моя родина - на границе с Тернопольской областью. И там есть заповедник Медоборы. А если больше взять, то это целые Подольские Товтры, горные массивы. Они хоть и небольшие эти горы, но там очень-очень хорошо и тоже очень специфическая природа. И здесь мы нашли молодого пчеловода, тоже Сергея, который с удовольствием к нам присоединился. В Черкасской области у нас тоже 50 семей и Хмельницкой 10.

Производство меда

То, что я рассказал о терруаре, важно для того, чтобы понимать почему мед именно такой. И мы очень подробно подходим к анализу и производству самого продукта. Во-первых, мы не смешиваем мед между собой. Если мы берем качку и она 100 кг или даже 50... А прошлой весной на Николаевщине у нас было очень-очень мало весеннего меда, и мы зафасували буквально 30 кг. Но мы его не смешивали ни с чем. И августовский мед тоже идет отдельно по каждой пасеке. Поэтому у нас достаточно широкая линейка до 10 позиций на сегодня, но они все есть в очень ограниченном количестве.

Мы себя позиционируем как производителя - мы являемся производителем, мы не покупаем, не продаем мед других производителей. То есть наша пасека собственная, и есть пасеки, которые являются собственностью Сергея того и другого Сергея. Но они работают с нами. Мы берем мед просто так, не принимаем. Нам нельзя позвонить и сказать «возьмите у меня мед», даже если он суперклассный, мы не можем, потому что не так у нас коммуникация с клиентами. Так мы рассказываем о себе и не хотим никому врать, поэтому так только и делаем. Мы производители и продаем только то, что мы производим. Если говорить об объеме, то в этот сезон (2018 - прим. ред.) это было, например, 1600 кг. То есть это не много.

Итак, я сказал, что все наши меда на 100% натуральные. Мед не фильтруется, не перегревается и не смешивается с другими медом. Мы меда наши кремируюм в специальной кремовнице. Сначала мед подогреваем декристализатором до 35 градусов и переливаем в кремовницу, где он просто вымешивается, как в стиральной машине, 2-3 дня. Просто разбиваются кристаллы. Это все, что мы делаем с медом. Далее фасуем.

Сертификаты качества - очень важный момент. Мы хотим сознательно отойти от традиционных сортов: разнотравье, акация, липа, гречка... мы хотим создать продукт, который будет интересен людям, о котором может быть интересно людям рассказать: откуда он, почему он такой, почему он так называется, почему на баночке такие цветы. Поэтому мы каждую качку нашего меда, каждый мед сдаем на получение лабораторных исследований в институте пчеловодства им. Прокоповича. Там выдают нам сертификаты на каждый мед. То есть у нас есть 10 позиций - есть 10 сертификатов, даже если это очень маленькая партия.

Это, конечно, отражается на цене, которую мы потом предлагаем потребителям, но в этом есть свой плюс. На антибиотики сертификатов, к сожалению, мы пока не делаем, но подойдем к данному вопросу в этом году. Это достаточно дорогие анализы, а у нас и так продукция получается довольно дорогая, ощутимо дороже, чем то, что может купить потребитель на рынке. Поэтому это вопрос открытый. То есть мы не используем антибиотики и это факт. И те, кто у нас покупает мед, нам верят.

О названии меда и медовом туризме

Мы делаем стандартный набор анализов на соответствие ГОСТу и делаем также пыльцевой анализ. Почему пыльцевой? Потому что мы хотим знать откуда мед.

Бывают даже такие курьезные случаи у нас. Сергей из Черкасской области прошлым летом говорит: «У меня есть липа. Я откачал липу. Давай будем фасовать, продавать липовый мед». Июль - все ждут липовый мед. Взяли мы так называемый липовый мед, отнесли на исследование в лабораторию. Получаем сертификат - да, липа есть, но липы всего 10%, хотя она «сильная», поэтому ощущается. Остальное - желтая акация, караган.

Это очень важно, потому что мы используем эти данные в названии меда - «липовый-липовый». Желтая акация кристаллизуется, у нее очень своеобразный вкус, липа чувствуется, но она там не доминирует.

Бывают меда, где доминирует не один цветок или доминирует какой-то цветок, который трудно с маркетинговой точки зрения вынести вперед. Например, разнотравье с Черкащины - августовский мед из Черкащины, который мы получили в прошлом году. Там доминировал сирийский ваточник. Нам было трудно этот цветок вынести на этикетку. Поэтому августовские меда у нас носят названия местности, где они произведены: «Степи Побужья», «Подольские Товтры».

Мы создаем продукт, который имеет корни, люди могут приехать к нам. Есть идея развивать зеленый туризм. В этих трех местах, где мы уже присутствуем, уже развит туризм. На Подолье люди приезжают за целебной водой типа «Нафтуся» для лечения почек, в Черкасской - это эко-поселенцы, история, культура украинская и праукраинская, скифская. То есть очень интересные места тоже. И степное Побужье - это пороги, это рафтинг, это походы, ночлег в палатках и т. д. Все эти места имеют бешеный потенциал в плане туризма, и мы хотим тоже это развивать.

Медовые сомелье

Это новый взгляд на мед. Это очень интересно, и я остановлюсь на этом более подробно. Я не зря говорил о Франции. Мы взяли за основу то, что получилось само собой. То есть мы сначала пришли к пониманию региона производства, терруара производства. Далее мы пришли к тому, что мед - это продукт, который можно хранить долго. Если вы его правильно откачали, если он правильно сохраняется. То есть нельзя мед хранить у канистры с бензином или с керосином, например, все это хорошо знают, мед очень быстро впитывает все запахи. И незрелый мед может скиснуть со временем. Но если эти условия использованы правильно, мед можно хранить очень долго.

Тут мы пришли к созданию понятия «Миелезим» - это от франц. слова «miel» - мед. и «милезим» - это термин из виноделия, год сбора урожая винограда на бутылке вина. Если вы возьмете бутылку хорошего вина, то на ней будет указан год. Это именно тот милезим. И мы объединили два слова - «мед» и «милезим» - и получилось «миелезим».

Французы от этого слова просто без ума. Они все знают, что такое миелезим, и говорят, что нам это нужно запатентовать. Мы пока не запатентовали, но, возможно, займемся этим.

На сегодняшний день в Украине как предлагают мед? Как его рекламируют? Говорят: «Этот мед очень полезен для печени. А этот мед очень полезен от давления. Этот мед еще полезен для того... ». Такое впечатление, что когда ты приходишь в какую-то медовую лавку, то ты бы в аптеку попадаешь.

Нам это не понравилось, мы решили, что мед - это не только лекарства. Да, это полезно, это суперполезно, но для того, чтобы это приносило свой эффект, мед нужно есть не раз в год, когда заболело горло зимой или потекло из носа, а ежедневно. Я думаю, что это всем интересно: потребителям, так как это дает действительно настоящий толчок для улучшения своего здоровья, и производителям, так как увеличивается потребление меда. Поэтому эти две составляющие идеально дополняют друг друга. Итак, мед - это деликатес, который можно использовать в гастрономии. С медом можно готовить соусы, сыры, об этом уже все знают, даже мясо можно готовить с медом, компонуя его с соевым соусом, с горчицей...

Далее очень важно - дегустация меда. Я думал, что был первым, кто это придумал, но на самом деле оказалось, что французы к этому пришли лет 20 или даже 30 назад. Мед имеет, как мы видим, очень много общего с вином. Это продукт местности, продукт, который можно хранить годами, который разливается. Если банку меда оставить хранить где-то в шкафу на кухне, открыть ее через год, то он будет совсем другой, чем сегодня, спустя два года он будет еще другой. То есть продукт меняет цвет, текстуру, вкус. Так же, как и вино - это у них общее.

Пришли к дегустации - можно дегустировать мед как вино? К сожалению, сейчас дегустация как меда, так и вина в Украине носит еще «совковый» налет на себе, когда мы берем мед и ищем в нем какие-то недостатки. Мы говорим: «В нем кристаллы настолько велики, этот мед цвета такого-то, концентрация чего-то там допустимая...». Какой-то очень административно-химический подход.

Мы предложили себе и нашим клиентам, друзьям, гастрономический подход к дегустации. То есть мы дегустируем мед, как вино, чтобы изыскать в нем разные вкусы. Виноградная лоза, когда растет, впитывает из земли очень неожиданные вкусы и привкусы. Там можно найти и привкус поджаренного хлеба и ягод, вишен, смородины, молока... То же самое с медом. Я когда пришел к этому мнению, начал искать о дегустации меда в интернете. Я находил только какой-то совершенно безэмоциональный процесс, который не интересен конечному потребителю, человеку, который будет покупать этот мед.

Я начал искать на французском языке то же самое. Во французском языке я не сразу нашел, но после какого-то времени поисков я пришел к тому, что в конце 80-х - начале 90-х годов во Франции было двое ученых, занимавшихся медом и которые разработали метод дегустации меда, основанный на методе дегустации вина. То есть они взяли французский метод дегустации вина и перевели его на дегустацию меда.

Как они это сделали? Есть так называемое колесо вкусов и ароматов. Его знает каждый сомелье или дегустатор других напитков: кофе или чая. Это колесо, в котором в центре вы видите классы, на которые можно распределить вкус. Есть такое же колесо для вина, для коньяков, кофе и тому подобное. А есть колесо, уже адаптировано нашими французскими друзьями для дегустации меда. Там 8 основных классов, подклассы и дальше все нотки, все нюансы, все акценты, оттенки, которые может найти дегустатор в меде.

От теории к практике - мы взяли нашего доброго друга в Киеве, Оливье Рефура, который занимается вином. Он является профессиональным дегустатором вина, и мы начали дегустировать с ним мед. Я когда ему впервые предложил, он сказал: «Слушай, ну, я совершенно не имею к меду никакого отношения», а я говорю: «Да это же и есть классно». Потому что надо быть дегустатором меда. Дегустации меда как профессии вообще нигде не обучают, где в Италии является в каком-то университете и все. Я не знаю, как в Украине получают этот статус, но в любом случае, это не то, что мне нужно

Мы просто сели с Оливье в его бутике, я ему объяснил этот принцип. Он очень живо откликнулся на него, сказал, что «да, это очень интересно». Тогда мы взяли наши меда, в то время у нас было только 4 позиции, и начали их дегустировать, как вино. Он открыл свою книгу, там есть такой гофр с различными ароматами, когда ты сомневаешься в аромате, то можно сравнить, то есть это такая профессиональная вещь. Мы это все продегустировали и результатом стало создание дегустационной карты.

Впервые в Украине мы создали дегустационный карту меда. И в этой дегустационной карте описан каждый мед, каждая наша позиция, название, описание. Мед «Степи Побужье» - классический теплый мед Юга Украины с шелковистой кремовой текстурой. Терруар - гранитно-степное Побужье; Бугский Гард, цвет - яркий солнечный, аромат - букет свежих полевых и садовых цветов, вкус - фруктовый, полнотелый, с нотками ванили и груши. То есть это мы ничего не придумывали, это Оливье, наш дегустатор, их там нашел и прописал. И дальше мы даем гастрономические рекомендации. Это трудно делать, но мы стараемся это делать - с каким продуктом, к какому случаю тот или иной мед будет подходить.

Медовые миксы

Далее несколько слов о наших миксах. Мы не специализируемся на медовых миксах. Медовый микс - это мед с добавлением чего-то. Есть у нас коллеги, друзья, которые занимаются медовыми миксами профессионально, которые занимаются только медовыми миксами. Мы имеем в своей линейке три медовых микса, но это просто потому, что у нас возникла идея. Два из этих миксов является нашей собственной идеей, нашей разработкой. Мы подумали - почему бы не сделать это дополнением к основной линейке? Но мы не специализируемся на миксах.

Наши миксы - это мед с красным перцем, который называется «Гайдамака», потому что я, сверх всего, еще музыкантом, играю на ударных инструментах в группе «Гайдамаки», который, возможно, вы знаете. Далее мед с маком, который мы назвали «Макмед». Ничего общего с «Макдональдсом», ничего общего с компанией Арри, просто мак и мед. Это такое довольно очевидное сочетание двух украинских традиционных продуктов, вкусов, но почему-то к нам никто этого не делал. Нам показалось, что это будет прикольно, и мы это сделали. И третий наш микс - «пыльцевая-медовая икебана» - это мед с пыльцой. Наш собственный. Есть рецептуры «пророков» и «мастодонтов» пчеловодства, где надо смешивать в каких пропорциях, для того, чтобы это было полезно и для печени, и для другого... Мы от этого уходим - мы просто делаем вкусно. Оно будет полезным в любом случае, но предстоит еще и вкусно.

Продвижение бренда и возможности продаж

Немного о наших клиентах. Кто наши клиенты? Во-первых - это частные заказчики, которые следят за нами в соцсетях FaceBook, Instagram, люди, которые ищут что-то интересное, что-то новое, люди, которые ищут альтернативу. Потому что мы считаем, что культура меда в Украине находится на очень-очень низком уровне.

Работа пасечника, работа изготовителя не оценивается так, как она должна оцениваться, потому что это тяжелая работа, которая требует, кроме физической силы, еще и очень много знаний. То есть это работа высококвалифицированная, она должна оцениваться гораздо выше, чем оценивается сегодня. Это если сравнивать с той же Францией. Я продолжаю работать с медом на экспорт, но наш мед «Медовых братьев» мы не экспортируем. Почему? Потому что, во-первых, у нас его очень мало, а все хотят много. И мы мед не смешиваем, следовательно, мы хотим, чтобы продукт каждый был отдельно, хотим продавать наш бренд, мы не хотим продавать просто мед. Это уже для нас пройденный этап. Еще украинское законодательство на сегодня, к сожалению, которое очень сильно ограничивает возможности для малых производителей экспортировать мед, потому что для того, чтобы получить статус экспортера, надо пройти регистрацию в Госпродпотребслужбе. Это не плохо, но для того чтобы соответствовать тем нормам, которые сейчас прописаны в законе, мы точно не считали, и я думаю, что где-то $200 тыс. Точно надо инвестировать. У нас нет таких денег, как и у большинстве пасечников, малых производителей. Поэтому для Украины это все абсолютно официально, это все круто, и на экспорт мы не можем. Но ничего - всему свое время.

Сегодня наши клиенты - это частные покупатели, которые приходят к нам, мы порой принимаем участие в ярмарках, выставляем свой стенд, рассказываем, общаемся. Очень большой пласт наших клиентов - это кафе, рестораны, гостиницы. На сегодняшний день мы можем похвастаться тем, что мы работаем с немногими, но с лучшими отелями Украины. Сегодня отель InterContinental в Киеве, 5-ти звездочный отель на Михайловской площади, является клиентом нашего семейного бренда. Для нас это вдохновение, благодарность за доверие и гордость тоже. И мы работаем над тем, чтобы продолжать этот список. И это не полный список тех людей, тех заведений, с которыми мы работаем: рестораны, кафе, Winetime - это сеть премиум-супермаркетов, специализирующихся на вине, а также на гастрономии.

Также мы работаем с корпоративными заказчиками - это банки, компании, которые принимают или подарки, или просто мед. То есть мы можем сразу же менять этикетку, мы можем добавить на этикетку, кроме нашего логотипа, логотип заказчика. Работаем с посольством Франции, с посольством США. И это вовсе не окончательный список.

Похожие статьи:
Промышленная пасека в 1500 семей за четыре года. Как получать прибыль с пасеки?
Эта информация в первую очередь нужна тем, кто научился производить мед и пчелопродукцию, а организовать его реализацию так и не смог. Если вы, как и многие пчеловоды, считаете, что мед легче произвести, чем продать, то вам эту статью, как говорится, "доктор прописал".
01:05
Может ли один Приказ министра уничтожить всю отрасль? Может!
Отрасль пчеловодства Украины сегодня в состоянии стагнации. Почему — спросит читатель: отовсюду от чиновников звучат аплодисменты — Украина экспортирует мед в Европу и в мир! Ура! Первый вице-премьер-министра, министр экономического развития и торговли Украины Степан Кубив лично открывает завод по экспорту меда на Черкасчине. Казалось б...
13:10
Создание благоприятных условий для работы пчел на взятке
Очень важно, чтобы во время главного взятка в улье было достаточно свободных сотов. Семья ежедневно приносит несколько килограммов жидкого нектара (меда по объему получается в 2—3 раза меньше), причем для лучшего испарения избытка воды пчелы вначале заполняют им ячейки всего на 1/3 их объема. Таким образом, для размещения напрыска требуется п...
12:01
Клещ и пчелы. Борьба с клещом в улье.
После медосбора проходит месяц. Радостный пчеловод, откачав мед, решает осмотреть семьи и вдруг обнаруживает: «Пропали пчелы. Слетели? Куда?» Причина - Клещ.
22:15
00:09
114
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Рекомендуем товары из интернет-магазина

Нуклеус на 6 р. Рута (230 мм) пенополистироловый
Используется на пасеке для вывода маток на полную рамку, производства отводков, поимке роёв, зимовке маток, зимовке небольших семей, транспортировке отводков и т.д. Улей делится перегородкой на два маткоместа, имеет два летка в разные стороны.
Нуклеус на 4 отделения, с рамками
Нуклеус для вывода пчелиных маток на 4 семьи. В каждом отделении - 3 мини-рамки + рамка-кормушка для корма. Для каждого отделения предусмотрен отдельный леток.
Нуклеус деревянный на 1 семью
Нуклеус - небольшой улей для выведения, содержания матки и небольшого количества пчел. Поскольку осеменять маток в условиях большой пчелиной семьи невыгодно, для расширения пасеки формируют нуклеусные улья, где получают новых маток и хранят запасных.
Рогатый улей (улей Паливоды) на 6 корпусов
Материал - сосна. Толщина доски - 22 мм. Состав улья: - Глухое дно с деревянным летковым заградителем. - Корпус на 8 магазинных рамок (145 мм) - 6 шт. - Крыша (без металла).
Улей на 10 рамок Рута, проваренный, с фальцами (липа)
Улей с 4 корпусами на 10 рамок Рута. Изготовлен из липы высшего сорта. Толщина доски - 30 мм. Фальцевый. Дно улья сетчатое (гигиеническое).
Улей на 10 рамок Дадан, проваренный, с фальцами (липа)
Улей с корпусами на 10 рамок Дадан, из липы. Поставляется в собранном виде. Изготовлен из липы высшего сорта. Толщина доски - 30 мм.
Дно глухое для ульев на 10 рамок, проваренное, из липы
Дно глухое для фальцевых корпусов, рассчитаных на 10 рамок. В передней части прорезан леток. Проварено в парафине. Пропитка защищает древесину от возникновения «синевы», гниения, поражения вредителями, придает грязе- и водоотталкивающие свойства.
Днище гигиеническое Дадан, окрашенное W1022000
Дно высокое гигиеническое, на 10 рамочный улей Дадан. Выше стандартного дна на несколько сантиметров. Посередине дно имеет большой проем закрытый сверху противоварроатозной металлической решеткой.
Вощина под рамку Дадан 1 кг (12-13 листов)
Цена за 1 кг вощины. В 1 кг вощины - 12-13 листов. Вощина под рамку Дадана-Блатта имеет размер 410*260 мм. Ячейки - полумаксимум. Изготовлена из натурального стерилизованного воска, без добавок.