0

Вырастет ли цена на мед? Алтайские пчеловоды заявили о безопасности мёда после отравления пчел

Многое выпадало на долю аграрного Алтайского края: засуха, наводнение, обильное на осадки лето, насекомые-вредители, но массовой гибели пчёл местные пчеловоды не припоминают. В начале июля 2019 года предположительно из-за обработки рапсовых полей ядохимикатами против вредителей погибли несколько сотен семей пчёл на 81 пасеке в семи районах края. Сразу несколько ведомств ведёт проверку этого ЧП, но уже есть опасения, что заражённым мог оказаться знаменитый на всю страну мёд. Так ли это, спросили у пчеловодов и экспертов.

Мёд заражен?

Пока официального вердикта от Россельхознадзора и Минсельхоза Алтайского края нет. Ведомства ведут проверку. Погибшие пчёлы и образцы рапса, а именно обработку этих полей считают причиной ЧП, отправлены на лабораторные исследования. По словам представителя Россельхознадзора Владислава Сакова, отравление произошло лямбда-цигалотрином. Эксперты говорят, вещество давно используется в сельском хозяйстве и для человека не опасно, но пчелы от него действительно гибнут. В 2019 году рапс испытал нашествие вредителей, фермеры говорят, что обрабатывать пришлось чаще. Предупредили ли они пчеловодов, соблюли ли пчеловоды все меры предосторожности, было ли только это вещество и в каком количестве, заражен ли мёд – всё это сейчас выясняют.

Известный сибирский пчеловод, глава Союза пчеловодов промышленников Таможенного Союза Дмитрий Николаев в беседе с Amic.ru заверил: попадание химикатов в мёд исключено. Отравленная пчела не залетит в улей, чтобы не заразить его обитателей.

«Все эти сообщения об отравленном мёде – вбросы, слухи и непроверенная информация, без фактов, доказательств. Не было в истории ни одного такого подтверждённого случая. Конечно, мы отстаиваем своё дело, но проблема действительно шире и глубже. Она в том, что в страну ввозятся контрафактные химические препараты для обработки посевов. И гибнут от них не только пчёлы, но и вся экосистема», – сказал он.

По словам крупного пчеловода из Косихинского района Евгения Балашова, период распада нейротоксинов, которыми обрабатывали поля, составляет три-семь часов. Даже если за это время пчела не погибла, долетела до улья, то вещества исчезнут без следа и вреда задолго до сбора урожая. У Балашова пчёлы не погибли, а у его коллеги, другого косихинского фермера Руслана Герчикова, пострадало около 35% пчёл, которые собирали нектар с рапса. Он рассказал, что почти все пчёлы просто не вернулись в улей, погибли в полёте.

Герчиков добавляет, небольшой спад объёма производства мёда у него, конечно, будет. Но к концу года все пчелосемьи уже восстановятся. Он заверил, что перед продажей проведёт экспертизу своего мёда, чтобы защититься от необоснованных обвинений.

«Добросовестные алтайские пчеловоды заинтересованы в качестве своего товара. Мы на рынке давно и намерены работать и дальше. Мы уверены в качестве своего товара, поэтому готовы провести все необходимые процедуры, тем более что наш мёд и так регулярно проверяется, мы имеем все необходимые документы», – подчеркнул собеседник.

Евгений Балашов добавил, что вся эта история вообще касается только рапсового мёда. Именно эта культура особо привлекательна для вредителей. Мёд из гречихи, подсолнуха, донника был и остаётся безопасным, потому что эти культуры не обрабатывают опасными для пчёл и уж тем более людей химикатами. И совсем никак эта проблема не может коснуться мёда из предгорных и таёжных районов, вообще далёких от сельского хозяйства.

Никакого опасного продукта на рынке не будет, уверен и руководитель компании ООО «Мёд Алтая» (магазины «Дом мёда») Сергей Терентьев. Он, как и предыдущие собеседники, заявляет, что заражённые пчелы никак не могли отравить мёд.

«Весь мёд и продукты пчеловодства, поступающие в магазины, обязательно имеют все сертификаты и документы. Мы чётко за этим следим», – сказал Терентьев.

Но, добавляет собеседник, речь только про официальные стационарные торговые точки. Если вы хотите купить баночку сладкого на стихийном рынке, на трассе или где-то с рук, то тут могут быть большие вопросы не только по качеству продукта, но и по его хранению. Сергей Терентьев напомнил, что мёд нельзя держать на солнце, в тепле, а только в тёмном, прохладном помещении. Конечно, и неофициальные торговцы могут продавать товар нормального качества, но всё же не стесняйтесь спрашивать подтверждающие документы, внимательно читать этикетку и обращать внимание, как его хранили.

Вырастет ли цена на мёд?

Также считает и Сергей Терентьев. «Цена на мёд зависит от многих факторов. Погибло менее 2% пчелиных семей, для рынка это совсем небольшой урон. При хорошем сбыте пчеловод может восполнить семьи всего за год», – сказал он.

Пчеловод Евгений Балашов рассказал об одном очень важном факторе: рапсовый мёд – один из наименее популярных видов. Покупатель его не особенно любит, пчеловоды его производят мало. Самые «ходовые» виды мёда – это гречишный и подсолнечный. То есть доля такого мёда в общем объёме производства крайне мала.

Так, перекупщики покупают рапсовый мёд за 100-120 рублей за килограмм, гречишный и из разнотравья – за 120-140 рублей, таёжный доходит и до 300 рублей за килограмм.

«Такими цены останутся и в этом году. Пока оптовые покупатели цен не меняли», – говорит Балашов.

Он уверен, что итоговое производство мёда в регионе останется на уровне прошлых лет – семь тысяч тонн.

«Колебания по урожаю того или иного мёда случаются каждый год. В Алтайском крае семь природно-климатических зон, везде свои особенности. Но система выравнивается, если где-то собрали меньше, то в другом месте будет больше. Никакой критической ситуации нет», – резюмирует собеседник.

Нападки на мёд

«Алтайский мёд» – пожалуй, самый узнаваемый бренд региона. Именно поэтому в последние годы на рынке появилось много подделок.

«Алтайскими учёными были научно доказаны уникальные свойства нашего мёда и разработана методика, позволяющая достоверно отличить мёд, произведённый в Алтайском крае от продукта других территорий. В 2015 году Роспатент выдал свидетельство об исключительном праве использования наименования места происхождения товара «Алтайский мёд», закрепив его за алтайскими производителями», – сообщили в краевом управлении по пищевой и перерабатывающий промышленности. Сейчас несколько организаций имеют право использовать наименования места происхождения товара «Алтайский мёд». Обращайте внимание при покупке.

Алтайские пчеловоды надеются, что чиновники разберутся в причинах этого ЧП и не допустят его повторения. Впрочем, разрешение или запрет удобрений и ядохимикатов – прерогатива федерального уровня. А ещё они надеются, что уляжется информационная буря, которая вредит и их имиджу, и бренду «Алтайский мёд».
По мнению врио директора Федерального научного центра пчеловодства Анны Брандорф, в некоторых регионах, а пострадал не только Алтай, цена может подскочить существенно. Но не в этом году, а в следующем. Такое мнение она высказала в беседе с ТАСС. А вот гендиректор Башкирского научно-исследовательского центра пчеловодства и апитерапии, доктор биологических наук Амир Ишемгулов считает, что урожай сократится всего на 5%, что не приведёт к росту цен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *