0

Несладко: почему абхазский мед не может найти покупателя

На абхазских пасеках начинается летний сезон медосбора. Чтобы показать, как абхазские пчеловоды добывают горный мед, мы посетили пасеку в Рицинском парке.

Пчеловодство в Абхазии сегодня не распространенный промысел. Редкость, когда профессиональный пасечник передает свое мастерство по наследству, но на пасеке в ущелье реки Бзыбь абхазские пчеловоды вот уже 50 лет продолжают дело своих отцов.

На этой пасеке около 150 ульев. За летний сезон один улей может дать 20-25 килограмм меда. Если природа позволит собрать мед за сезон два раза, тогда один улей даст около 40 килограмм.

В Абхазии пасеки встречаются как в прибрежных зонах, так и в горах. Цветущих территорий в Абхазии более 300 000 гектаров: каштаны, акации, цитрусовые, фруктовые деревья.

С какими трудностями сталкиваются абхазские пчеловоды, почему они не могут реализовать свою продукцию, как в республике, так и за ее пределами, и какие есть пути решения этой проблемы?

Ежегодно в Абхазии производят от 300 до 500 тонн меда. Более пятисот человек заняты пчеловодством и, по словам руководителя «Абхазмеда» Даура Тугуш, эта цифра с каждым годом растет. А вот продать мед они не могут, добавляет Тугуш. По приблизительным оценкам, на сегодня в Абхазии скопилось до 300 тонн нереализованного продукта.

«Мы производим мед, но не можем продать его, и помочь нам в этом пока никто не может. У меня пять тонн меда, раньше к нам приезжали из России покупали наш товар, но сейчас этого нет, сейчас они говорят, что не выгодно покупать мед в Абхазии», — подтверждает пчеловод Котик Микая.

Если что-то и продается на внутреннем рынке, то обычно для того, чтобы «разбодяжить» и всучить доверчивым туристам под видом национального продукта.

«В летний период предприниматели покупают у нас небольшие партии, затем делают «бодягу» с добавлением сахара и воды. Для того, чтобы не покупать много чистого товара, недобросовестные предприниматели разбавляют чистый мед. Поэтому, наш товар продается плохо», — сетует Микая.

Он считает, что пока качество реализуемого меда не будет взято под жесткий контроль, будут страдать имидж абхазского меда и доходы пчеловодов. Того же мнения придерживается и пасечник Валико Адлейба.

«Получается, что мы производим чистый продукт, он очень высокого качества, но на рынке полно товара, который трудно назвать медом. Наш товар проигрывает такому некачественному продукту», — сказал он в досаде.

Почему не покупают мед

Даур Тугуш вспоминает времена когда настоящий абхазский мед был просто нарасхват.

«Самый ближайший и единственный импортер – Россия. Очень многие россияне были заинтересованы в закупке нашей продукции, они сами приезжали в Абхазию и покупали мед. Самый большой спрос пришелся на период с 2010 по 2014 годы. Наш мед эксклюзивный, особенно каштановый. Помимо того, что россияне закупали мед и увозили в Россию, этот мед уходил в другие зарубежные страны. Крупным покупателем меда была Япония. Япония покупала много продукции у России, естественно, в том числе мед, который закупался в Абхазии», — сказал руководитель «Абхазмеда».

Спад спроса он связывает и с антироссийскими санкциями. После 2014 года, по мнению Тугуш, экспорт меда из России в другие страны практически сошел на нет, и российские предприниматели перестали закупать абхазскую продукцию.

А недавно еще и в России подняли налог на добавленную стоимость для импортеров меда.

«На границу должно прийти уведомление из банка о том, что налог на добавленную стоимость оплачен, и только тогда мы можем перевезти эту продукцию в Россию. Если продукция к примеру на три миллиона, то 600 тысяч (рублей – ред.) человек должен «заморозить», этого делать не каждый захочет. Во-первых цена выше, чем где-то еще, плюс еще надо платить 20% НДС. НДС до прошлого года составлял 18%, и его увеличение, конечно, сказывается не лучшим образом», — объясняет он.

Какой выход

Тугуш встречался с представителями торговых сетей на последнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге.

«Все задают один и тот же вопрос, могут ли они увидеть наш мед в России на складах. То есть никто не решается взять партиями, все хотят попробовать, мне предложили найти дистрибьюторов. Мы бы сдавали продукцию, дистрибьюторы могли бы «раскидывать» продукцию по торговым точкам. Я нашел такого дистрибьютора, который также задает вопрос, есть ли наш мед в России. Получается замкнутый круг, то есть я прихожу к мнению, что для того, чтобы наша продукция была пущена в ход, она должна присутствовать на территории России, ближе к мегаполисам таким как Москва и Санкт-Петербург», — недоумевает он.
Была надежда на построенный за почти 20 миллионов государственных рублей завод по очистке и фасовке меда в селе Кындыг.

«Для работы там фактически все сделано, но производства сейчас нет, так как мы не можем найти сбыт. Для того, чтобы «завести» предприятие и оно стабильно работало, нужно чтобы каждый месяц хотя бы по 20 тысяч банок было куда реализовать. К сожалению, с этим тоже стало сложно. Тот мед, который мы будем представлять в готовом расфасованном виде будет в три раза дороже, чем тот, который они там покупают», — уверен Даур Тугуш.

В конце 2018 года завод по очистке и фасовке меда принял 33 тонны продукции у местных производителей. На это правительство республики выделило 10 миллионов рублей. При этом руководитель «Абхазмеда» Даур Тугуш отмечает, что не было достигнуто договоренностей о сбыте, как в Абхазии, так и за ее пределами. Этот шаг был направлен на поддержку пчеловодов, объясняет он.

«Просто крестьяне должны были где-то реализовать товар и заработать деньги за свой труд. Это был такой разовый поступок, который результатов нам не принес, во-первых цена была завышена, мед был сдан не самого высокого качества. Нам даже пришлось забраковать определенное количество продукта. Чистый мед не должен прокиснуть, потерять свои качества», — рассказал он.

Тугуш уверен, что в «порче» меда не было злого умысла, не все знают как с ним правильно обращаться.

«Мед имеет свойство притягивать к себе все, влагу, запахи. Мало того, что он содержит больше влажности, чем нужно, плюс еще если помещение влажное, продукция становится насыщена влагой, и потихоньку он начинает киснуть. Такой мед не протянет и трех месяцев. Из общего количества мы списали 3700 килограмм, но это еще не окончательная цифра», — заявил глава «Абхазмеда».

Из принятых 33 тонн, на сегодня продано только пять тонн, уточнил он. Тугуш заверил, что возможности провести экспертизу принятого товара не было.

«У нас есть своя лаборатория, но, к сожалению, она оснащена не полностью, нет компонентов, которые определяют качество меда. К тому же, у нас не было специалиста для проведения такой проверки. Если бы даже мы были готовы провести такую экспертизу, то времени не хватило бы с учетом большого наплыва желающих сдать продукцию перед Новым годом», — сказал он.

В дальнейшем, если будет налажен рынок сбыта, и если клиенты будут партиями закупать абхазский мед, будет строжайший отбор. Пока мед не будет исследован от начала и до конца, принимать продукцию не будут, пообещал Даур Тугуш.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *