0

Аромат белинского мёда

На широкой площади в Пензе в субботний день проходит ярмарка сельхозпродукции. Избалованные сельчанами горожане торгуются с продавцами, стараются сбить цену. Как всегда, большой выбор мёда. Немало покупателей бывает здесь и у белинских пчеловодов. Чаще всего это бывшие белинцы, переехавшие на жительство в областной центр. Конечно, они покупают мёд и у Рафика Узбекова, который всегда выезжает на ярмарку.

– Позвонят мне из администрации района, попросят побывать на областной ярмарке, надо уважить, поехать, ведь кто-то же должен быть от района, – считает он.

Дома в зале на видном месте – грамоты от организаторов ярмарок в Пензе, Заречном и, конечно же, в Белинском.

Пчёлы – это здоровый образ жизни

– Вы всегда занимались пчёлами?

– По специальности я монтажник, газоэлектросварщик. Вот ближе к пенсии и стал задумываться над тем, как избавиться от издержек своей «горячей» профессии, да к тому же ещё стаж курильщика был немалый. Сварщики ведь как: работают в чаду, в копоти в закрытом цеху, а потом выходят на перерыв – и за сигареты! Кое-как избавился от этого пристрастия. Между прочим, пачка сигарет и зажигалка у меня до сих пор на своём привычном месте – на холодильнике лежат.

– Для чего?

– Просто так. Может, снова закурю, а сигареты – под рукой, – Рафик Сабитович хитро улыбается. – Жена пыталась убрать, я ей сказал, чтобы пыль только стирала, а их не трогала.

– А что, пчёлы не любят курильщиков?

– Конечно, да и самому, на них глядя, хочется избавиться от вредных привычек. Я вообще считаю, что мёд – это первое, что должно быть у нас на столе. Я читал, что в Японии есть закон, по которому все маленькие дети регулярно получают определённое количество мёда бесплатно.

– А мёда сколько продаётся на рынке, причём круглый год!

– А сколько покупается? Вот ваша семья за год сколько килограммов мёда съедает?

– Да не больше шести килограммов, думаю…

– Это мало. Надо в день как минимум по три столовых ложки съедать: утром, в обед и вечером!

– А каковы ваши корни?

– Родители – кутеевские татары, абсолютно неграмотные. Правда, отец обучался у муллы, как и все тогдашние ребятишки, писать на арабском языке. Советская власть сначала отменила арабскую вязь, заменив её латиницей, которой, кстати, некоторое время обучалась моя мать. Потом повсеместно была введена кириллица. Так и остались они неграмотными. В Кутеевке они недолго жили: случился мятеж, и из Чембара был прислан военный отряд для усмирения. Мой отец был вынужден бежать. Попал в Азербайджан. Там прошли мои детские и юношеские годы.

– Это оттуда у вас такая хорошая литературная речь?

– Спасибо за комплимент. Мой учитель Прокоп Николаевич всегда хвалил мои сочинения. На свободную тему, к примеру, я писал о русской зиме, хотя ни разу её не видел, но мама так живо рассказывала о ней, что я её представлял хорошо. Хотя до этого, когда учился в другой школе, считался одним из отстающих учащихся. Немало приходилось работать школьникам на хлопковых полях.

Рафик Сабитович говорит, что когда читал «Хижину дяди Тома» о неграх, которые трудились на плантациях, то всегда вспоминал о том времени, когда они всей школой с утра до поздней ночи трудились на солнцепёке.

– А там зимы не было?

– Неблагоприятные климатические условия, даже за вредность платили. Вот уж когда оказался здесь, то никак не мог надышаться воздухом, таким он мне чистым казался.

– Вы, наверное, и азербайджанский язык знаете?

– На бытовом, разговорном уровне. Азербайджанцы – прекрасные пастухи, они каждую овцу из отары отличат, никогда не спутают, а отары – до шестидесяти тысяч голов.

Нашёл свою половину на Донбассе

В армии он служил в группе советских войск в Германии. После службы вернулся в Азербайджан. Работал, как и его братья (у него их пятеро), экскаваторщиком, а сестра жила на Донбассе. Решил поехать и он туда, поработать, осмотреться, а встретил свою Дамирю.

– С первого взгляда понравилась она мне.

Рафик вначале и понятия не имел, что у девушки кутеевские корни. Встретились они вдали от родины своих предков и сразу потянулись друг к другу. Супруги и внешне похожи.

– Мне девчонки тогда говорили: «Скажи своему брату, чтоб вечером выходил», – улыбается Дамиря.

Она немногословная, заботливая. Может, так и надо. Супруги взаимно дополняют друг друга. Как-то, приехав из Кутеевки, они дома раскладывали гостинцы. Рафик разворачивал деревенские яйца, заботливо завёрнутые тёщей в газету.

– Вот когда я первый раз читал «Сельскую новь»! – смеётся он. – На одном клочке газеты прочёл объявление, что требуются газоэлектросварщики в стройучасток.

Они решили ехать жить сюда. И действительно, не сразу, но постепенно жизнь стала налаживаться.

– Всегда находились хорошие люди, которые шли мне навстречу, – говорит Рафик Сабитович. – Первым был Виктор Бажанов, начальник строительного участка, который не только взял на работу, но и дал комнату в бараке. Виктор Иванович – прекрасный человек и руководитель!
Дамиря работала первое время наборщицей в типографии. А когда засобиралась переходить в «Кермет», то директор типографии Евгений Евлашин ходил даже жаловаться в райком партии, чтобы удержать хорошего работника, но ничего не получилось, так и ушла она на завод.
Свой дом строить начали, когда работал уже в «Сельхозтехнике». Теперь это хоромы, а начиналось всё с небольшой «халупки». Сын Ринат был ещё маленьким, но вовсю помогал отцу в стройке. Помогали и руководители. Всех добрым словом вспоминает Рафик Сабитович. Много в то время было отзывчивых людей.

– А пчеловодством когда начали заниматься?

– Работал тогда уже диспетчером связи. Первый улей взял, ещё не было никаких навыков. Меня как-то спрашивают, червит пчела или нет, а я и не знаю, что разговор идёт о том, откладывает ли матка яйца. Загрузился на зиму литературой, стал потихоньку всё изучать.

– И сколько теперь у вас ульев?

– Больше пятнадцати ульев не развиваем. Мне – достаточно. Для пасеки много земли не надо.

– А пчёлы отличаются по породам?

– Конечно, наша, среднерусская пчела теперь почти уже не встречается. Завезли сюда южные породы, которые её вытеснили. Ничего хорошего в этом нет, так как пчёлы потеряли иммунитет, поэтому и гибнет их много. Среднерусская пчела, по мнению знатоков, давала самый вкусный мёд в Европе. Ведь в России, как нигде, такое разнотравье, а культура потребления мёда на очень низком уровне. Мёд содержит столько полезных веществ и так усваивается организмом, что советую всем и с собой на работу брать мёда баночку. Мёд сравним по химическому составу с материнским молоком, это первое, что должно быть на столе.

– Рассказывают о высоком развитии этих насекомых.

– Очень они умные! В улье матка и её дети. Устройство улья – интересная вещь. Своих определяют по запаху. У каждой пчелиной семьи – свой микроклимат. Не раз наблюдал, как они проводят свои «собрания». Прилетает откуда-то «разведчик», потом рой собирается, опускается до земли, гудят, «совещаются», глядишь, взмыли вверх и полетели куда-нибудь на эспарцет! Коллективное сознание.

– А чужие пчёлы как себя ведут? Могут нападать?

– И нападать, и разорять ульи и пасеки могут…Но есть у них и чувство взаимовыручки. Например, пчела в непогоду может попроситься в чужую семью, её возьмут, в особенности, если она с нектаром, а когда соберётся обратно, то сбор свой должна оставить за «постой».

– Самый ценный мёд из разнотравья, а на рынке у продавцов какого только не увидишь мёда: и горный, и алтайский, и башкирский, и гречишный, и липовый! До десятка сортов у одного продавца бывает!

– Можно и тридцать сортов придумать, только я сомневаюсь. Это покупатели провоцируют продавцов придумывать экзотические сорта мёда. Мне раз тоже предложили литературу, как можно химичить. Но зачем это делать? Надо есть натуральный мёд, собранный пчёлами с тех цветов, которые растут на этой земле. Надо любить то, чем занимаешься, трудиться, соблюдать правила.

– Каков у вас бывает урожай мёда?

– 84 килограмма был на пчелосемью в среднем в прошлом году! А сорт – самый универсальный, цветочный!

Рафик Сабитович говорит об этом с гордостью.

В июле цветут медоносы

Своим родным, которые бывают в гостях, у них всегда припасён мёд в подарок, от которого никто не откажется. Конечно, чаще всего гостят сын с дочерью. Сын работает шофёром, дочь – учительница иностранного языка. У каждого уже своя семья. Роится их «улей»!

Июль – это месяц, которого пчеловоды ждут весь год, потому что с конца июня и весь июль цветут медоносы. Где летала пчела, из того и мёд. Задача пасечника – помочь ей подстроиться под биологический ритм улья.

Теперь Рафик Сабитович и сам учит начинающих пчеловодов, даёт советы. А слушать его рассказ о пчёлах можно, как сказку. Убедилась в этом сама на занятиях в техникуме, где с недавних пор заинтересовались этим делом, которое из увлечения у нас переходит уже в разряд профессии.

Татьяна Степанова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *