0

Что будет с планетой после смерти последней пчелы?

За последнее десятилетие популяции диких пчел сократились на 25−30%. Сообщения о массовой гибели пчелиных семей поступают со всего мира. Их трупами, как уверяют очевидцы, усыпаны Башкирия, Марий Эл, Татарстан, Удмуртия и еще около 30 регионов России. Но беда, которая, казалось, была так далека, где-то в Европе, пришла и к нам. Причем нынешний биологический катаклизм возник отнюдь не вчера. Он продолжается как минимум последние 13 лет.

То, что с пчелами творится неладное, ученые стран СНГ отметили еще в 2006 году. Именно тогда появились первые научные работы с тревожной статистикой, которая подтверждала очевидное — почти двукратное сокращение количества пчелиных семей в мире за 50 лет. И сейчас ситуация лишь усугубляется. Правда, в Казахстане не так катастрофически, как в соседней России. Массовый пчелиный падеж не успел захватить РК лишь по той, на первый взгляд, удручающей причине, что нашему сельскому хозяйству долгие годы не хватало денег на химобработку посевов. В то время как в США уже с начала 2000-х годов пожинают плоды агрессивного земледелия: чтобы повысить урожайность посевов, там фермеры активно применяли токсичную химию. Это не только погубило миллионы пчелиных семей, но и тотчас же ударило бумерангом по урожайности. Те сельскохозяйственные культуры, которые опыляют насекомые, остались без завязей. В связи с этим с 2009 по 2012 год урожай яблок и миндаля сократился на треть.

Поэтому в Евросоюзе, когда уровень мора медоносов превысил все показатели, ввели запрет на некоторые виды пестицидов.

Может, и Казахстану стоит прибегнуть к госконтролю в этой области?

Бывало и хуже?

Как выяснилось, эта проблема охватывает Казахстан не впервые. В 2011 году около 22 миллионов особей пчел погибли в Кызылжарском районе Северо-Казахстанской области после обработки рапсового поля. 22 миллиона особей, как правило, образуют около 170 семей пчел. По словам председателя Северо-Казахстанской областной ассоциации пчеловодов Олега Гаврилова, средняя стоимость одной пчелиной семьи на тот момент составила от 20 до 30 тысяч тенге.

«Ущерб подсчитать нетрудно — как минимум пять миллионов тенге только на восстановление популяции. А ведь еще отравлен и весь мед в сотах, сами ульи, рамки. В общем, ущерб колоссальный! — высказался о ситуации пчеловод. — Нектар и пыльцу насекомые собирали на обработанных химикатами полях, поэтому примеси вредных веществ в меде наверняка будут. И я бы поостерегся такой мед покупать. Как минимум проверил бы его в лаборатории. Правда, стоимость такого анализа дороже баночки меда».

Одной из причин отравления пчел также является то, что многие сельхозпроизводители нарушают Закон «О пчеловодстве», а вместе с ним и необходимый алгоритм: во- первых, предупреждать об обработке поля пчеловодов нужно за несколько дней — этого не происходит. Во-вторых, обработку полей необходимо проводить ночью, в безветренную погоду. А эти правила соблюдают немногие.

Проблема обработки полей пестицидами существует давно, просто с каждым годом масштаб увеличивается из-за расширения п лощади посева рапса. Пестициды, которыми обрабатывают поля, обычно относятся к пестицидам третьего класса опасности — не новые, но крайне сильные вещества. Работать с ними человеку разрешено исключительно в респираторах и других средствах защиты. Производители уверяют, что этот яд исчезает без следа через 6-8 часов. Но так ли это на самом деле, неизвестно.

В России оборот этих веществ раньше держали под контролем Россельхознадзора, но сейчас его никто не контролирует. С 2011 года в Закон «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» внесли поправки. Согласно ему Россельхознадзор утратил контрольно-надзорные функции в сфере безопасного обращения с пестицидами и агрохимикатами. Причем на территории России эти яды не производят: ввозят из-за рубежа. И получается, что опасные вещества попадают на поля совершенно бесконтрольно, что образует целый комплекс проблем в стране. Но на официальном уровне еще не появилось закона, способного изменить ситуацию.

Однако отравление ядохимикатами признают не единственной причиной повышенной смертности пчелиных семейств. Под подозрением оказалась еще и сотовая связь.

На вине сетей сотовой связи настаивают индийские экспериментаторы из Университета Пенджаба. Три месяца они наблюдали за семьями пчел из двух ульев. Пчелы в первом улье находились под электромагнитным излучением от двух мобильных телефонов, которые включали два раза в день на пятнадцать минут. Пчелы во втором улье были вдали от «облучающих» устройств. Результаты эксперимента показали, что в первом улье пчелиная матка отложила в два раза меньше яиц, чем ее «сестра» во втором — контрольном улье. В соответствии с этим пчел стало заметно меньше. Сократилось и количество меда. Более того, некоторые рабочие пчелы из первого улья перестали возвращаться до мой после трудового дня. После этого у пчел также обнаружился загадочный «синдром коллапса колоний». Синдром, при котором рабочие пчелы внезапно бросают матку и покидают улей.

Вместо пчел — мухи и летучие мыши

Как утверждают ученые, несмотря на случаи массовой гибели, пчелы вряд ли будут стерты с лица Земли. Но такой риск все-таки есть. В любом случае снижение численности пчел приведет к изменениям в биоценозах, например, к снижению численности некоторых видов растений. Единственная мысль, которая сегодня утешает биологов — в природе есть другие насекомые, которые могут опылять растения.

Вот что однажды сказал об этом Илья Гомыранов, работник зоологического музея МГУ:

— При упоминании насекомых-опылителей большинство неспециалистов, скорее всего, представят пчел и, возможно, бабочек. Хотя питаться на цветах и участвовать в переносе пыльцы могут представители и многих других отрядов, среди которых стоит, прежде всего, упомянуть жуков, мух и перепончатокрылых (ос и муравьев). Есть и совсем экзотические растения, опыляемые рукокрылыми и птицами, — пояснил ученый.

Например, в тропических странах экзотические растения также опыляют летучие мыши и такие птицы, как колибри.

Также, по словам ученого, активность общественных пчел напрямую переплетается с сезонными изменениями численности их колоний. Например, в начале лета на опыление вылетают относительно немногочисленные перезимовавшие самки, в середине сезона появляется множество рабочих особей. В конце лета и начале осени численность опять идет на спад…

Травить по закону

За последние несколько лет ученые-пчеловоды предлагали различные варианты по решению этой серьезной проблемы. Но, к сожалению, все попытки оказались безуспешными, более того, пчелы стали вымирать еще быстрее. В связи с этим ряд стран принял надлежащие законы «О пчеловодстве», которые регулирует отношения, возникающие при осуществлении деятельности в области пчеловодства, а также охраны медоносных пчел. Сначала подобный закон разработали и приняли в России, в далеком теперь уже 1998 году, с подачи Юрия Лужкова, авторитетного по тем временам политика. А потом и в Казахстане в 2002 году. В него незамедлительно включили статью о профилактике болезней пчел, их лечении, борьбе с вредителями пчелиных семей. Согласно статье 15, защиту и охрану пчелиных семей осуществляют путем профилактических мероприятий. С этой целью на каждую пасеку выдают ветеринарный паспорт. А в соответствии с 10-й статьей, 3-й главой, применение средств защиты растений — минеральных удобрений и других препаратов для обработки медоносных растений должно осуществляться в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан. И перечень средств защиты растений, минеральных удобрений и других препаратов, применяемых для обработки медоносных растений, также утверждает уполномоченный государственный орган в области пчеловодства. Исходя из этого можно заключить, что губительные для пчел неохимикаты продолжают сознательно применять, несмотря на весь ущерб, который они наносят.

В случае нанесения вреда пчелиному хозяйству и нарушения законодательства Республики Казахстан о пчеловодстве полагается возмещение вреда в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан. То есть — в том размере, в котором оценит государство. Но, к сожалению, официально принятые каждым государством законы, направленные на сохранение пчелиной популяции, пока неэффективны.

Так, в Шотландии, несмотря на все преобразования, ситуация на пасеках также оставляет желать лучшего из-за необъяснимых болезней пчел. В стране не хватает пасек, и мед в ней становится все более редким и дорогим удовольствием. Шотландские пчеловоды объясняют это тем, что за последние три года на популяцию медоносных пчел негативно повлияли и климатические факторы, в частности, холод и дождь.

Единственной страной во всей Европе, которой удается удерживать популяцию пчел на должном уровне, остается Франция. Здесь достигли наивысшего уровня ветеринарного обслуживания пасек и организации производственного процесса. Также страна известна своими многочисленными научными исследованиями в области пчеловодства.

Если говорить о странах СНГ, то недостаток научных исследований — пожалуй, та самая причина, по которой большинство мер не приносит никаких результатов. Поэтому особое внимание должно быть направлено на поддержку научных исследований и разработок в области пчеловодства. Необходимо расширять сферу знаний, касающихся болезней и паразитов пчел, разрабатывать новые, более эффективные технологии помощи пчелам. Например, перейти к использованию природных методов борьбы с паразитами, в числе которых разведение божьих коровок и других подобных насекомых, которые любят лакомиться вредителями. Еще одним методом борьбы с массовым падежом пчел может стать смена расположения пасек. То есть возвращение пчелиных семейств в естественную среду обитания, в лес.

Пророчества и прогнозы

Говорят, что о грядущей смертности пчел нас предупреждали еще древние пророчества. Приписывают их и болгарской прорицательнице Ванге. Она якобы предсказывала начало массовой гибели пчел на 2004 год. Ее слова не сильно разошлись с реальными событиями, Ванга ошиблась всего на два года.

Существует другой, более научный прогноз, который звучит еще устрашающе. Как рассчитал Альберт Эйнштейн, если пчелы продолжат вымирать такими же темпами, то к 2035 году они и вовсе исчезнут. Вместе с тем в 40-х годах прошлого века Эйнштейн говорил, что через четыре года после того, как вымрут все пчелы, погибнет и вся человеческая раса. Дело даже не в отсутствии меда. Просто некому будет опылять растения, в том числе и те, которые обеспечивают своими плодами людей и животных. От таких предсказаний мороз по коже… Таким образом, 2039 год можно считать датой очередного, надвигающегося на человечество, апокалипсиса. И до него рукой подать — осталось каких-то 20 лет! Конечно, если не спасать пчел. Сомнительно возлагать надежды на мух.

Совершенно ясно одно — исчезновение пчел не пройдет бесследно для планеты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *